Кто побеждает в результате нового обострения на Донбассе - итоги первой декады июня

Размещено: 17:31, 12 Чер 2017. Категория: Регіони

Судя по всему, летняя кампания на восточном фронте объявляется открытой — грязь подсохла, зелёнка на месте, тяжёлым оружием насыпают стабильно много, причём не только по опорным пунктам на передке, но и по тактическому тылу. К приморскому направлению, «промке», фасу Донецка по линии Марьинка — Красногоровка, Светлодарской дуге теперь добавляется Бахмутская трасса в районе Жолобка, бывшего 31 блокпоста, и высот, нависающих сразу над несколькими НП противника.

Причины вполне прозрачны — допустим, на приморском направлении «серая зона» закончилась ещё прошлой осенью, когда бойцы 54 ОРБ с легким вооружением зачистили нейтральную полосу, подавили там рейдовые группы и сапёров противника и заложили укреплённые посты в 900 метрах от окраин Саханки, пишет Кирилл  Данильченко на "Петре и Мазепе".

Так же давно она приказала долго жить по линии Пески — шахта Бутовка — Алмазы — Дачи — ЯБП — трасса. Позиции за железнодорожной насыпью и руины поста ГАИ на развязке под плотным огневым контролем ВСУ, Ходаковский регулярно сообщает нам  о «двухсотых» в этом районе. Так же, как в результате боёв за Кикимору на Дуге и продвижения возле «Водобуда» — там, по меньшей мере, перестали долбить по нашим постам из леса. Теперь настало время Бахмутской трассы — по похожим причинам: удобное место для активности, с мощным нашим огневым контролем с высот. Высота 175,9, несмотря на заявления многих СМИ о том, что 93-я бригада её отбила, никогда не была за боевиками. В 20 числах января 2015 года они её пробовали штурмовать, и с тех пор там стоит остов уничтоженного танка, а человек 15 личного состава противника заехали в госпиталь, вместе с небезызвестным и ныне покойным комбатом «ЛНР» Владимиром Цвяхом. На этом все попытки покосить укроп в секторе закончились.

Доброе утро, Вьетнам! Июнь 2017 года

Продвижение произошло по направлению к бывшему 31 блоку, трассе и по линии высоты 150,3. Вообще, в районе Жолобка довольно тяжёлый рельеф — заросшие лесом балки, зелёнка, яры, перепады высоты, обратные скаты. Плюс у противника трасса, а мы снабжаемся просёлочными грунтовыми дорогами,  с рекой и заболоченным дефиле в тылу, машины едут полями, например, через знаменитые «Грозовые ворота». Не самая удобная позиция для активности в плане снабжения, но зато с хорошим огневым контролем. 5 июня боевики заявляли атаку своего поста диверсионной группой — там 2 убитых на месте, 2 пропало без вести, возможно, в плену (одного уже показали, хотя его взяли вроде 7 числа). 6 июня где-то с 3:00 началась жёсткая рубка — сначала с миномётным, а потом и артиллерийским обстрелом, 152-мм снарядами, работой из БМП и ЗУ-232, шумом в информационном поле про вывоз детей и атаки карателей. Обваливали не только посёлок, но и тактический тыл гибридной армии в Донецком, Кировском и Фрунзе, соответственно накрывалось Крымское, Новотошковское и позиции на высотах.

Если отбросить пропаганду и туман войны, то бои шли в самом посёлке. В открытых источниках есть фото амуниции ВСУ из Жолобка. Кроме того, боевики передавали одного павшего нашей стороне на нейтральной полосе, то есть он погиб на линии боестолкновений или за ней. Есть данные, что противник перебросил туда ствольную артиллерию, батарею САУ и минимум до роты пехоты. Также оказывалась поддержка «корпусной» ствольной артиллерией, то есть, штурмовые группы двух батальонов 93-й вошли в посёлок, и там было достаточно жарко. Сам Жолобок — это две улицы. Даже непонятно, можно ли говорить о северной или восточной окраине — это ровно две улицы с тремя десятками домов, которым, к тому же, за трое суток здорово досталось. Во время атаки у нас был подрыв на мине, потом пошли потери из-за прилётов артиллерии — там нет плотной застройки, чтобы укрыться, а времени создать инженерную оборону до контратаки не было. Ценность продвижения в районе Жолобка не в столько в физическом контроле поселка, сколько в возможности поражать огнем трассу до наших бывших блокпостов с развязкой на Фрунзе вплоть по направлению к Смелому и нависать над позициями ЛНР в Пришибе и Красном Лимане. Совсем скоро там будут встречать ПТУР и немного «СПГ» с «ДШК» по автомобилям снабжения и ротации — под Фрунзе ребята в «Урале» недавно познакомились с тем, что бывает, когда отдаёшь «серую зону». Не в первый и не в последний раз. На сегодня за ВСУ огневой контроль за северо-западной частью села, поскольку удерживать разрушенную южную окраину под огнём с опорных пунктов второй линии и артиллерийскими ударами достаточно тяжело. Данные о потерях противоречивы — обе стороны заявляют по 10-11 «двухсотых» и до 20-30 «трёхсотых» у противника, подтверждая 1-2 погибших и несколько раненых у себя.

ВСУ продолжают реализовывать свою тактику — создавать для Л/ДНР проблемы в болевых для боевиков точках, спорных по Минску, обрезать снабжение, изолировать передовые опорные пункты, не давать навязывать инициативу, заставлять сидеть под прилётами мин, не вылезая из блиндажей неделями. Время сейчас полностью играет на нас — и в плане восстановительного роста экономики, и в плане поддержки Западом, и в плане того, что противник откровенно не знает, что делать дальше.

Одно дело — два раза в неделю заявлять о том, что «ополченцы» обязательно вернутся в Славянск, выйдут на границы областей и накажут всех англосаксов и «пиндосов». Другое — месяцами сидеть в грязных вонючих окопах, теряя бойцов и, имея ноль перспектив, смотреть, как люди уезжают или регулярно ездят через линию соприкосновения за лекарствами, пенсиями и продуктами. Твоя сестра и мать, к примеру, ездят с корзинками, а ты месяцами слушаешь истории о карателях и фашистах, от которых ты, оказывается, защищаешь Донбасс. Совсем другая картина выходит, не правда ли? Территория непризнанных республик по-прежнему будет блокироваться, Украина в состоянии нарастить группировку на линии соприкосновения в разы в случае любого обострения, просто вернув части с ротаций и полигонов, уже не говоря о призыве ОР-1 или возврате подразделений НГУ на первую линию. Такие атаки, как под Алмазами и Жолобком, решают сразу много моментов — тактические задачи, пропуск как можно большего числа бойцов через горнило боёв, мониторинг скорости реакции подхода подкреплений, системы ведения огня, путей подвоза боеприпасов

Стратегически делается только одно — превращение ОРДЛО в Дикое поле. Не от хорошей жизни — стоит только дать им расслабиться, как они то обстреливают то Авдеевку, то Сартану, то пытаются штурмовать «промку», то идут на Киев и Мариуполь на пресс-конференциях. Череда мелких стычек в «подкове», возле десятков посёлков, когда перекрывается вода в Южно-Донбасском водоводе, взрываются ЛЭП, берутся под огневой контроль трассы, а даже в Крым до сих пор не зашло большинство российских банков и телефонных компаний, означает только одно — никакой работающей экономики здесь никто не построит, отток населения в целом и специалистов в частности продолжится, многомесячные стычки даже с равными потерями всегда выгодны Украине. Поскольку либо изматывают гораздо более скромные ресурсы «Л/ДНР», либо заставляют всё более масштабно включаться Россию — тратить финансы и терять людей. Учитывая то, что продолжается партизанская война на Кавказе, второй год тяжёлой войны в Сирии (с которой привозят убитых подполковников и командиров батальонов) плюс регулярное присутствие РФ в Украине — даже людские ресурсы противника далеко не бесконечны.

За май у силовиков Украины  погибли 28 человек. Это сводные данные — от потерь на передовой до криминала, аварий, последствий болезней и ранений вне красной зоны. У противника из открытых источников идентифицировали 26 человек только по социальным сетям, в личных беседах минимум в двух источниках упоминалось о 10 убитых в районе Жолобка. Естественно, что тех, у кого остановилось сердце на ротации или кто разбился в аварии, с той стороны просто никто не считает. А это означает  только одно — потери боевиков гораздо более тяжёлые для двух огрызков территории, чем для многомиллионной Украины. Цепочка разменов и сидения месяцами в окопах с бирками и строевыми смотрами уже привела к тому, что большинство одиозных командиров «ополчения» либо сбежали в РФ, либо переехали под землю, либо лишились хорошо мотивированных «именных батальонов», которые превратились в корпусное подразделение «со средней температурой по больнице». Вода камень точит — пословица всё так же актуальна как в XVII веке, так и в XXI.

Бои идут по всей «подкове» — на начало месяца были дни, когда за сутки случалось 70-80 обстрелов. Водяное, Широкино, Чермалык, Талаковка, Гнутово, Павлополь — на приморском направлении регулярные стычки, миномётные налёты, работа бортовым оружием БМП, линию соприкосновения шатают одиночными танками и короткими одиночными ударами РСЗО, часто по половине пакета. Накрыта Сартана — не только пограничная комендатура, но и местная ферма и жилые дома. Красногоровка под достаточно частым и плотным артиллерийским огнём — последнюю неделю в полосе ответственности по линии Марьинка–Красногоровка пинг-понг 122-мм ствольной и 120-мм миномётами. Под ударами и частный сектор, и пятиэтажная застройка, и окраины населенных пунктов. Стабильно в сводках треугольник под Донецком, Авдеевка, блоки и населенные пункты по фасу Горловки, Зайцево. Но накал перестрелок постепенно усиливается на юге и севере, не только в пригородах ключевых для коллаборантов городов.

В целом, подводя итоги первых десяти дней июня — активность на фронте продолжает традиционно вспыхивать циклами, несколько дней жёстких обстрелов, после пауза на мониторинг, разведку целей и реакцию ОБСЕ или РФ. Пока все обострения от «промки» и «Алмазов» до Светлодарской дуги и Желобка остаются за нами — мы расширяем зону контроля, приближаемся к противнику местами до 400-500 метров, навязываем активность там, где это интересно ВСУ. В принципе, противник всегда может попробовать обострить в ответ — возможно, даже за месяц лобовых атак и потерь убитыми и ранеными свыше полутора тысяч человек (как под Дебальцево) получится продвинуться на несколько километров, получив вместе с руинами очередного Кислодрыщевска новый свежий пакет санкций и очередное зачищенное условное Широкино на другом фланге.

Доброе утро, Вьетнам! Июнь 2017 года

Это не решит проблем ни с остановкой заводов, ни с оттоком людей, ни со взрывами полевых командиров и ЛЭП, ни со скверной динамикой наращивания группировки боевиками и то, что на передке работают «в цепи» водители и полицейские подразделения. Ни одной проблемы — только очередные страдания для местных, и новый «хитрый план» от пропагандистов. Россия теперь начинает ждать 2018 года и проведения ЧМ по футболу, поэтому пока не вмешивается — потом начнутся «Калибры», «Искандеры» и авиация. Кровь и страдания людей, которым вливают в уши горькое варево «башен баллистической защиты» про фашистов и карателей, стоит для них на одном уровне с ногомячом. Когда все закончится, самый большой счёт россиянам выставит сам Донбасс, мы гарантируем это.

"0642.ua"





Новости сайта Архив новостей
Загрузка...
   

   Реклама